20:06 

Давайте уже выкладывать тут что-нибудь!

[Мастер добрых дел]
Master: stronger and hotter on the inside
НОВОСИБИРСКИЕ БРЕДОСКАЗКИ - особый жанр в фанфикшине, изобретенный местными умельцами. Включает в себя странные, порой немыслимые пейринги, психодел в сюжете и, чаще всего, каннибализм.

Кхм, так как я считаю себя прародителем жанра новосибирских бредосказок, то представляю вашему вниманию фики в этом жанре.

Бредосказка номер раз

Автор: [Мастер добрых дел]
Фандом: Doctor Who
Название: Холодная красота пафоспафоспафос
Пейринг: Джон Харт/Плачущий Ангел
Жанр: драма
Рейтинг: недоR
Предупреждения: бред. или лучше так: бред в серьезном тоне
От автора: навеяно разговорами на СТАРКОНе во время сидения за стендом Доктора. Аккуратно, писалось с болящей после вина головой.
Дисклеймер: даже не собирался претендовать

Это было странно. Чертовски странно. И чертовски страшно. Однако от этого Джон заводился еще сильнее. Он чувствовал, как холодные мраморные руки скользят по его груди, как забираются под майку, а на спине от этого появляются мурашки. Ему было чертовски любопытно посмотреть, но он знал, что произойдет тогда. Поэтому просто кусал губы, не зная, можно ли ему прикоснуться или же нет.
"Какая она на ощупь? Мягкая или твердая? Как же мне хочется..." - Харт медленно протянул руку и коснулся ее шеи.
Кожа как у трупа, холодная, а на ощупь словно покрыта эмалью, однако и не твердая. Она не возражала, позволяя прикасаться, а потом Джон с удивлением ощутил как его губ коснулось что-то едва теплое. Спустя несколько секунд он понял, что его мягко, неуверенно целуют.
"Мне в жизни никто не поверит", - думалось ему.
Занесло же его в 17й век, лучше бы отправился в бар на каком-нибудь астероиде в 53м веке. Однако он оказался здесь, в этом пустынном доме. И нашел ее, мраморную, обессилившую на полу. Харт видел в своей жизни достаточно Ангелов, но эта была другой. У нее были совершенно иные черты лица, более приятные, тонкие белые руки, и красивые крылья с пышным оперением. Она казалась совершенным произведением искусства, королевой среди всех. Возможно именно любовь ко всему красивому помешала Джону просто сбежать, пока не нарвался на неприятности. Стоило ему моргнуть, как он оказался прижат к стене.
- Тише, тише, красавица, - чуть натянуто улыбнулся он. - Я тебя не обижу. Может мир, а?
Он специально закрыл глаза. Глупый, абсолютно безумный поступок. И вдруг услышал тихий, слегка шипящий голос:
- Ты будешь защищать меня.
- От кого?
- От тех, кто придет за мной.
- Как же я не догадался, - фыркнул Харт. Повадки у этой дамочки были самые, что ни на есть, аристократические.
- Я отблагодарю тебя. Не открывай глаза.
И вот теперь он гладит руками мраморную спину, аккуратно целуясь с одним из самых страшных монстров во Вселенной. Это было очень даже неплохо, а главное было неизвестно, в какой же из моментов игры кончатся. Ощущение страха, адреналина и возбуждения усиливало ритм биения сердца до максимума, разгоняя кровь, заставляя ее кипеть в жилах. Это походило на какой-то странный извращенный сон, только ощущение холодного тела пальцами было слишком правдоподобным.
"Ничего, детка, я тебя согрею", - думалось Джону.
Ему было интересно, занимаются ли Ангелы сексом. Скорее всего нет. Однако она уже вцепилась руками в ремень, ломая еще неокрепшие в голове Харта стереотипы. Ее ладони согрелись о тело путешественника во времени, уже скользнули за резинку и вдруг дрогнули.
"Что-то случилось", - сразу же понял Харт, однако его реакции было явно недостаточно. То, что он увидел, было лишь обрывками, быстро забытыми смазанными кадрами. Четко он увидел лишь выражение ее лица, когда она исчезла прямо у него на глазах.
Джон никогда ни о чем не сожалел. Его жизнь была как цепочка из динамита, каждую секунду гремел взрыв. И он часто не отдавал долги. Однако, вспоминая раз за разом, как он стоял среди пустынной комнаты, полураздетый, ничего не понимающий, оглушенный тем, что оказался беспомощен, он не мог не сожалеть о том, что не смог отдать долг ей, мраморному ангелу с холодными руками.

Бредосказка номер два она же порносказка

Автор: [Мастер добрых дел]
Бета: Rodya Edel
Фандом: Merlin BBC/Supernatural
Название: Согреть
Жанр: PWP, кроссовер
Рейтинг: НЦ-столько-не-живут
Персонажи: Артур/Гвейн/Ланселот/2014!Кас/Мерлин, Леон
Предупреждения: слэш, недонекрофилия, оргия, вуайеризм, ООС
Тайминг: конец 4.01
Аннотация: «Мы должны согреть его».
От автора: по просьбе моего бро - Rodya Edel
Дисклеймер: БиБиСи имеет всех

Когда принц увидел обледеневшее лицо своего слуги, то словно бы оледенел сам. Кровь в жилах застывала, что сердце колотилось, как бешеное, чтобы хоть немного разогнать ее. В этот момент в сознании Артура что-то перевернулось, все мысли куда-то улетучились, оставив только одну. Он прижал к себе тело Мерлина, сжимая его трясущимися руками. Его слуга походил сейчас больше на кусок льда, чем на человека. На плечо принца опустилась рука.
- Ваше Высочество… - начал Ланселот.
На рыцаря посмотрели остекленевшие глаза Артура, и тот замолчал. В голове принца была только одна мысль, которая в одну секунду стала смыслом его жизни.
- Мы должны согреть его, - тихо сказал Артур.
- Вы должны понять, его уже не вернуть… - попробовал вразумить его Ланселот.
- Если мы его согреем, то он оживет, - принц не знал, откуда у него такая уверенность в этом факте. Ему казалось, что он чувствует сердцебиение Мерлина. Редкое, слабое, но все же. Пендрагон словно сошел с ума. Он прижался губами ко лбу своего слуги.
- Помогите мне согреть его, - попросил Артур. – Пожалуйста.
Где-то рядом дико закричал дух мертвого, заставив рыцарей вздрогнуть и начать озираться. Принц же словно не слышал этого.
- Я понимаю, как вы любили его, но вам стоит отпустить Мерлина, - на помощь Ланселоту пришел Гвейн.
- Нет, - Артура было не переубедить. – Я прошу вас, помогите. Мы еще можем его оживить. Если вы тоже его любите, помогите.
Голос Пендрагона дрожал, то ли от холода тела на его руках, то ли от нахлынувшего сумасшествия.
- Он не может просто так умереть, - уверенно сказал принц. – Сэр Ланселот, помоги мне. Сэр Гвейн.
Ни один из них не мог вынести этого взгляда, полного холодной боли и безумия.
- Мы будем защищать вас, - сказал Гвейну Леон.
Даже он не смог вынести того, что происходило с принцем. Словно какая-то всепроникающая аура накрыла всех рыцарей с головой.
Через несколько минут в этом маленьком закутке остались только Гвейн, Ланселот и Артур с Мерлином на руках. Леон стоял с факелом на выходе из коридорчика, краем глаза наблюдая за тем, что происходит.
- Он так и не узнал, как я любил его, - тихо проговорил Артур. – Я даже не успел его поцеловать. Я так боялся этого. Как только он придет в себя, я все ему расскажу.
- Что вы хотите сделать? – осторожно поинтересовался Ланселот, напряженно разглядывая принца.
- Я хочу согреть его своим телом, но боюсь, этого будет мало, - все так же тихо ответил Пендрагон. – Поэтому я хочу, чтобы вы мне помогли.
Гвейн открыл было рот, чтобы вразумить принца, но на его плечо легла рука Ланселота. Тот посмотрел на него, словно говоря, что сейчас лучше послушать Артура.
- Все мы любили его, - убеждая рыцаря, сказал Ланселот.
- Безумие, - Гвейн сглотнул. – Но, возможно, это поможет. Ради Мерлина…
Пендрагон понял, что его верные рыцари помогут, и перестал сдерживаться. Он мягко прижался к ледяным губам своего слуги, проводя по ним языком, пытаясь согреть их теплом своего рта. Спустя секунды, они уже стали теплее, приобрели розоватый оттенок.
- Работает, - улыбнулся Артур, глядя на результат своей работы.
Ланселот подхватил Мерлина, освобождая Артура от тяжести ледяного тела. Принц воспользовался этим, выбираясь из кольчуги и снимая рубашку. Прижав к себе Мерлина, он думал, что обнимает снеговика: такой холодный и податливый. Пендрагон начал покрывать поцелуями шею своего слуги, прижимая его голову к своему плечу. Ему казалось, что он чувствует его ледяное дыхание на своей коже. Ланселот был зачарован этим зрелищем, ведь Артур хотел отдать все, что у него было, чтобы глаза Мерлина снова стали живыми, чтобы кровь снова бежала по его жилам, а на посиневших губах появилась улыбка. Последовав примеру принца, рыцарь сбросил кольчугу и рубашку, оглаживая выступающие ребра на боках Мерлина, целуя его лопатки.
«Это просто невероятно», - думал Гвейн, пораженный тем, что происходит.
Где-то совсем близко закричал призрак. Ланселот и Артур ласкали тело мага с двух сторон, постепенно освобождая его от одежды. Мерлин же, словно кукла, полулежал на рыцаре, откинув голову и созерцая пустыми глазами потолок. В конце концов, Гвейн присел рядом и жарко дыхнул на ухо Мерлина, на котором тут же оттаяли ледяные кристаллы. Рыцари и принц всей душой отдались делу, разогревая мертвое тело мага. Вскоре Артур стянул со своего слуги штаны, понимая, что отогревать нужно абсолютно все. Он без какого-либо смущения обхватил рукой член Мерлина, грея оледеневшую плоть в ладони. Пендрагон всегда хотел этого, но абсолютно при других обстоятельствах.
Леон почти полностью потерял бдительность, видя, что эти трое вытворяют с телом Мерлина. Вскоре он смотрел только на них, не скрываясь. Да и перед кем? Они слишком поглощены процессом, а сам Мерлин явно не выглядел живым. Только вопли призраков заставляли Леона отрываться от дикого и безумного зрелища.
Понемногу тело мага становилось теплым. Оно было влажным от растаявших льдинок, но вскоре стало похоже, что Мерлин просто спит. Гвейн и Ланселот старались не отставать от принца, почти вплотную прижимаясь к едва теплому телу. Они гладили его, соприкасаясь боками, целовали его плечи и шею. Только принцу было позволено целовать податливый рот, разогревать поступательными движениями член мага. Вскоре рыцари случайно столкнулись губами, но ослепленные общим безумием, не оттолкнули друг друга, сплетаясь языками. Жар трех возбужденных тел быстро отогрел Мерлина, его глаза снова стали блестеть, но он был все таким же мертвым.
«Возможно, тут нужно что-то еще более сильное?» - подумал принц.
Он не стал долго размышлять, приспуская штаны. Ланселот заметил это сразу, подхватывая Мерлина, чтобы Артуру было удобнее. Гвейн же быстро переместился.
- Здесь потребуется смазка, сир, - тихо сказал он.
После чего, не дожидаясь разрешения, взял в рот член принца, обильно смазывая его слюной. Пендрагон тихо застонал.
- Хватит, - вскоре остановил его Артур.
Рыцарь подчинился. Ланселот подхватил Мерлина подмышки, а принц под бедра, устраивая мага удобнее. Самому же Мерлину было все равно, он был мертв.
Проникновение далось с трудом, мышцы сфинктера были плотно сжаты, а внутри Мерлин был все таким же холодным. Артур поморщился.
- Позвольте помочь, - попросил Ланселот, подхватывая мага еще чуть выше, а потом начал проталкиваться рядом с принцем.
Тепло чужого члена облегчило страдания Пендрагона, и стало чуть легче.
Только Гвейн заметил, что член Мерлина немного налился кровью. Это вселило надежду, поэтому он поступил, как истинный рыцарь, решив помочь телу мага пробудиться. Гвейн просунул голову между телами, обхватывая член Мерлина губами и начиная посасывать, разогревая его теплом своего рта.
Все они: Гвейн, Ланселот и Артур - стали сейчас единым организмом, слившись через проводник – хладный труп Мерлина.
Леон чувствовал, что у него встал. Он смотрел только на этот странный ком из четырех тел, который стонал, двигался и напоминал связавшуюся в узел многоножку. Только маг не подавал признаков жизни, как бы эти трое ни старались. Леон смотрел на абсолютно безучастное лицо Мерлина, ожидая, что тот в любую секунду очнется.
- Они так стараются, - услышал рыцарь голос за спиной.
Он резко развернулся, хватаясь за меч. Это был какой-то оборванец с двухнедельной щетиной и хитрыми синими глазами.
- Не бойся меня, рыцарь Камелота, я не причиню тебе вреда, - улыбнулся он. – В какое чудное место я попал, очешуеть можно.
- Кто ты такой? – спросил Леон.
- Ангел Господень, кто ж еще, - фыркнул Кастиэль. – Хотя крылышки я потерял давно.
- Что ты тут делаешь?
- Я пришел на зов оргии, - ответил Кас. – Они пытаются оживить бедного парня или просто любят холодных безвольных мальчиков?
- Принц Артур сказал, что нужно его согреть, - сказал ему рыцарь. – Но он так и не очнулся.
- Они забыли кое-что важное.
Бывший ангел направился к разворачивающейся среди развалин оргии, стремясь помочь. Действо было в самом разгаре, только Мерлин напоминал манекена, который был втянут в это неясно зачем. Кас мягко обнял Артура со спины, легко целуя его в ухо.
- Вы идете по правильному пути, принц Камелота, но забыли кое-что важное, - шептал бывший ангел.
Пендрагон вдруг остановился, переводя дыхание.
- Что же? – спросил он.
- Согреть нужно не только тело, но и сердце, - ответил Кастиэль.
Ланселот и Гвейн, почти сразу поняв, о чем идет речь, оставили Мерлина с Артуром и Касом.
- Мне осталось совсем немного, - вздохнул Ланселот.
- Позволь мне услужить, - улыбнулся влажными губами Гвейн, а потом привычно вобрал в рот член рыцаря. Недаром Гвейн всегда любил леденцы.
- Что мне делать? – спросил у бывшего ангела Пендрагон.
- Согрей его сердце своей любовью, - посоветовал Кас, а после вдруг исчез.
Артур смотрел в мертвые глаза своего слуги, понимая, что пришло время откровения.
- Мерлин, ты всегда был таким идиотом, но я успел привыкнуть к твоей дурацкой улыбке, неуместным шуточкам, оттопыренным ушам и абсолютно блядской заднице. Не оставляй меня, ведь я так тебя люблю.
Принц завершил признание поцелуем, вкладывая в него все чувства, всю любовь. Вдруг маг дернулся в его руках и замычал. Пендрагон, не веря, открыл глаза, оторвавшись от губ своего слуги.
Мерлин ошалело смотрел на Артура, тяжело дыша.
- Я знал, что ты, возможно, попытаешься оживить меня, - начал маг, - но скажи, пожалуйста, какого черта у меня так болит задница.
- Когда мы выберемся, она будет болеть у тебя еще больше, суицидальный придурок, - засмеялся принц, снова целуя уже теплые и живые губы.

Бредосказка номер три

Автор: [Мастер добрых дел]
Бета: Rodya Edel
Фандом: Doctor Who/Hannibal Lecter
Название: The Right of the Master
Пейринг: Мастер/Ганнибал Лектор
Жанр: кроссовер
Рейтинг: R
Предупреждения: слэш, трэш, каннибализм
От автора: за идею спасибо автору кроссоверного арта и группе Король и Шут. Посвящается прекрасной Лайе :)
Дисклеймер: выгоду извлекаю только морально

Все те, кто не прочь
Поразмять немного кости:
Вас ждут в эту ночь -
Мастер приглашает в гости.


Король и Шут - Мастер приглашает в гости


Этот август был дождливым даже по лондонским меркам. Который день подряд лил дождь, размывая и без того не слишком хорошие дороги. Застрять в пригороде Лондона было обычным делом. Благо, рядом всегда есть местные, у которых можно попросить ночлега для себя и для кучера.
Только вот мистеру Риенсу не слишком повезло в этот августовский вечер застрять на пустынной дороге. Быстро темнело, а вытащить экипаж из колеи не представлялось возможным. Лишь когда чуть поодаль, сквозь стену дождя, мистер Риенс и его кучер увидели зажегшиеся огни огромного дома, они решили, что спасены.
Дом скорее был поместьем какой-то знатной семьи, чем просто летним домиком богача. Стены его выглядели очень старыми, хотя сквозь стену дождя это смотрелось скорее зловеще, чем величественно. Мистер Риенс и кучер, вымокшие до нитки, постучали в дверь. Через минуту им открыл молодой человек с канделябром в руке, скорее всего слуга. На вид ему было не больше двадцати, а держался он как аристократ, только лакейский фрак выдавал его.
- Могли бы мы попросить у вас приюта? - начал мистер Риенс. - Наш экипаж застрял и...
- Да, конечно, я думаю, господин не станет возражать, - слуга с готовностью потеснился, давая им пройти.
- Прошу вас, подождите здесь пару минут, - сказал слуга, а потом быстро поднялся по лестнице в центре вестибюля.
Дом, в самом деле, впечатлял. Всюду висели канделябры, однако только некоторые из них горели, лишь немного пронзая сумрак. Было слышно, как сопит кучер, переминаясь с ноги на ногу. Мистер Риенс и сам начал чувствовать себя неуютно, потому что с их одежды ручьем текла вода, а сами они были по колено в грязи. Осмотревшись чуть лучше, они поняли, что в доме царит мертвая тишина, словно кроме них здесь абсолютно никого нет.
«Возможно, все уже спят», - решил мистер Риенс.
Слуга вернулся быстро, как и обещал.
- Я думаю, вы жаждете принять теплую ванну, - сказал он, а потом осмотрел их обоих. - А вы...
- Мы едем из Бирмингема, я мистер Риенс, а это мой кучер, - представился гость.
- Пройдемте со мной, - слуга повел их вверх по лестнице, а потом в один из коридоров. Большой канделябр в его руке освещал им дорогу. Пустота дома становилась все более и более давящей.
- Прошу прощения, но кто живет в этом доме? - подал голос мистер Риенс.
- Только мой господин и я, - ответил слуга.
- В таком огромном доме?! - удивился гость.
- Он любит уединение, - ответили ему. - И еще у него много разных хобби.
- И вы один всем этим заправляете?
- Не скажу, чтобы я жаловался, - мистер Риенс не видел лица слуги, но мог бы поклясться, что в тот момент он усмехнулся.
Гостя оставили в ванной комнате, а кучера слуга увел куда-то за собой. Сбросив грязную одежду, мистер Риенс с удовольствием помылся в горячей воде. Он думал о том, какой, наверное, хозяин этого дома странный и как ему быть с оставленным на дороге экипажем. Ничего ценного там не было, но им же нужно будет как-то его вытащить.
Позже зашел тот самый слуга и оставил ему стопку чистой одежды.
- Господин приглашает вас отужинать с ним в одиннадцать, - сказал он.
- С удовольствием принимаю это приглашение.
- Ужин будет скоро готов, не опаздывайте, он этого не любит. Столовая этажом выше, первые двойные двери слева.

Как оказалось, отыскать столовую не составило бы труда даже без объяснений. Только там ярко горели свечи. Мистеру Риенсу было не слишком удобно в чужой одежде, но явиться в грязном он бы себе не позволил. Дверь со скрипом поддалась, и гость аккуратно вошел в просторную столовую. В ее центре стоял длинный стол, накрытый белоснежной скатертью, а во главе сидел светловолосый мужчина лет тридцати на вид. Он, не отрываясь, смотрел на огонь в камине и даже не заметил появления мистера Риенса. Судя по всему, это и был хозяин этого огромного дома.
Мистер Риенс тихо кашлянул, привлекая к себе внимание. Взгляд хозяина дома тут же переместился, и он доброжелательно улыбнулся.
- О, это вы, наш нечаянный гость, - он сложил пальцы домиком. – Прошу, присядьте. Мой слуга скоро принесет ужин.
Риенс, немного поколебавшись, присел на предложенный стул и расстелил салфетку на коленях.
- Позвольте представиться, - хозяин дома даже привстал. – Гарольд Саксон.
- Рональд Риенс, - представился в ответ гость. – К сожалению, не могу пожать вам руку на таком расстоянии.
- Это мелочи, друг мой, - улыбнулся хозяин дома. – О, я, кажется, уже слышу наш ужин.
Мистер Саксон не ошибся, через секунду открылась дальняя дверь, и слуга завез блестящую тележку. До носа мистера Риенса тут же донеслись божественные ароматы содержимого тележки, и гостю пришлось сглотнуть слюну.
Слуга быстро расставил тарелки и наполнил бокалы вином.
- Приступим к трапезе, - улыбнулся Гарольд и повязал себе на шею салфетку.
Рональд Риенс готов был поклясться на могиле своей матери, что ничего вкуснее в жизни не пробовал. Он старался не спешить с едой, но все было так вкусно, что оторваться не представлялось возможным. Сорт вина идеально гармонировал с мясным рагу и рисом, соус добавлял блюду особую пикантность. Кто бы ни был этот юный слуга, он был гением кулинарии.
- Боже, какой восхитительный ужин! – воскликнул, не выдержав, мистер Риенс. – Это потрясающе! Какое мягкое мясо, какой тонкий вкус!
- Мне казалось, что я слишком торопился… - понурил глаза слуга.
- О, Ганнибал, все великолепно, не кори себя. Хотя твоя спешка заметна, но при таких обстоятельствах нельзя иначе, мы же хотели порадовать нашего гостя.
- Да, вы правы, - улыбнулся юноша.
- Молю богом, скажите, в чем секрет этого блюда? – Рональд дожевывал последнюю ложку своей порции. – Я бы хотел научить свою жену…
Вдруг он оборвался, потому что на зубах хрустнуло что-то очень жесткое.
- Что-то не так, мистер Риенс? – поинтересовался слуга, пристально глядя на гостя.
Он не отвечал. Рональд открыл рот и аккуратно вытащил странный предмет, чтобы осмотреть.
- Это… - он удивленно рассматривал золотое кольцо. – Это обручальное кольцо?
- Я же сказал, что слишком торопился, - вздохнул Ганнибал.
- Я не… что оно… это… - гость не мог подобрать слова, ужасная правда не желала доходить до его сознания.
- Это рагу, - хозяин дома вытер губы салфеткой, - которым вы так восхищались, мистер Риенс, сделано из вашего кучера. Как вы, наверное, сами поняли.
Кольцо выпало из дрожащих пальцев Рональда, звонко ударилось о столешницу и полетело на пол. В ту секунду, когда оно покатилось по полу, слуга сделал выпад припасенным ножом, перерезая мистеру Риенсу горло. Он захрипел, заливая белоснежную скатерть кровью. Сквозь муть в глазах, он заметил, как Гарольд Саксон, хозяин этого жуткого дома, с усмешкой смотрит на него через стол.
- Спасибо за ужин, Ганнибал, - он поднялся из-за стола, когда гость перестал хрипеть и двигаться. – Прибери тут. И не забудь принести мое обычное ночное какао в спальню.
- Непременно, господин Мастер, - слегка поклонился Лектор.
Хозяин дома вдруг остановился перед дверью.
- Хороший выпад, - обернулся он к Ганнибалу.
- Спасибо, - улыбнулся слуга. – Принести вам сувениры от наших гостей?
- Если будет что-то занимательное, - Мастер открыл двери и удалился.
Ганнибал с сожалением осмотрел бардак в столовой.
- Это была новая скатерть, - вздохнул он и приступил к уборке.

- Ваше какао, господин, - оповестил Лектор Мастера.
Честно сказать, он ни разу не видел, чтобы его хозяин спал. Обычно он сидел в своем кресле и читал при свете ночника.
- Спасибо, - поблагодарил он, принимая чашку.
Ганнибал снова осмотрел Мастера. На вид он был обыкновенным аристократом, но юноша знал, что этот человек абсолютно необыкновенный. Хотя бы и тем, что он далеко не человек.
Лектор не раз вспоминал их первую встречу, когда он нашел своего будущего господина без сознания под дождем посреди дороги. Отчего-то он решил подобрать грязного оборванца, какая-то неведомая сила подсказала, что он не ошибется в выборе. Так оно и было. Мастер был безумцем от начала до конца, таких Ганнибал не встречал никогда. И он был чертовски проницателен.
- Любишь человечину? – спросил он однажды. – Понимаю, в ней что-то есть. В еде люди куда более полезны. Это их предназначение: рабство или пища. Самый обыкновенный скот. Не считая тебя, Ганнибал. Ты – другой. Ты понял это сам.
Лектор никогда не уставал восхищаться Мастером, он ловил каждое его слово. Его не смущало то, что он назвался пришельцем, путешественником во времени, он просто поверил на слово. Ганнибал был очарован и полностью покорен всем в своем хозяине.
Мастер был эстетом. Он любил красивые вещи, вкусную еду, роскошь и власть. Он считал, что люди становятся лучше, если их верно приготовить.
- Что-нибудь еще? – спросил Лектор.
- Если у тебя нет больше дел, можешь остаться, - не отрывая взгляда от книги, ответил Мастер.
Ночные посиделки в тишине были делом обычным. Ганнибал мог осматривать своего господина, подмечать новые черты и стыдливо отводить глаза, когда Мастер ловил его на этом. В такие моменты на лице таймлорда возникала хитрая улыбка.
Этот дом когда-то принадлежал небольшой семье, чье исчезновение почему-то никто не заметил, когда Мастер и Ганнибал отужинали ими. Лектор даже не чувствовал себя слугой в этом доме, хотя делал все в одиночку. Ему нравилось это, да и Мастер всегда звал его только по имени.
- Lasciate ogne speranza, voi ch'intrate, - прочитал пришелец вслух.
- Оставь надежду, всяк сюда идущий, - перевел Ганнибал.
- Верно, - улыбнулся Мастер. – Наши гости оставили нам что-нибудь интересное?
- Честно сказать, ничего особенного. Только одежду и книги, - вздохнул Лектор.
- Я не о вещах, - пояснил Мастер, переворачивая страницу.
Ганнибал вытащил что-то завернутое в полотенце. Таймлорд отложил книгу и принял сверток, после чего аккуратно развернул.
- О, великолепно, - улыбнулся он. – Очень неплохо. Это мистера Риенса?
- Да, господин. Его кучер совсем ни на что не годен, - подтвердил Лектор.
- Завтра будет готово? – Мастер свернул полотенце и отдал обратно своему слуге.
- Да, конечно. К вечеру я закончу, - он немного сжал сверток, бесстрашно глядя господину прямо в глаза.
Руки Ганнибала немного дрожали, а все тело рвалось вперед. Он чувствовал, как бьется пульс у него в паху.
Как долго они уже живут вместе? Полгода? Все это время Лектор неистово желал своего господина. А Мастер будто и не замечал, но Ганнибал знал, что он все видит и, возможно, сам спровоцировал это, а теперь проверяет выдержку. Что ж, Лектор не сорвется, не намекнет, он выдержит эту игру.
- Спокойной ночи, Ганнибал, - попрощался Мастер, когда его слуга выходил из комнаты.
- И вам, господин, - кивнул Лектор.
Он аккуратно закрыл дверь и широким шагом направился в ванную. Ему катастрофически нужно было освежиться.

- Шах, - Мастер аккуратно передвинул фигуру.
Ганнибал задумался. Играть против господина оказалось делом непростым. Сам же Мастер больше созерцал фигуры и вертел в руках те, которые уже срубил.
- Неплохая работа, хоть и грубоватая, - хвалил их он. – Ты торопился?
- Хотел закончить к этому вечеру, - немного отвлекся от игры Лектор.
- Вот эта новая, как я вижу, - Мастер держал в руке белую ладью. – Крепкая, гладкая. Кости джентльменов всегда отличались прочностью.
- Да, я тоже удивился, - слегка улыбнулся Ганнибал. – Не думал, что у мистера Риенса такие крепкие кости.
- И сердце его вполне неплохо на вкус, - Мастер отпил вина.
- Я хотел приготовить печень, но, судя по всему, он слишком перебарщивал с выпивкой, - Лектор все же сделал ход. – Небольшой цирроз.
- Недурно, - усмехнулся таймлорд комбинации. – Но все же твоя судьба была предрешена еще пять ходов назад, - он взялся за слона и сделал ход. – Шах и мат.
Лектор только рассмеялся.
- Куда мне тягаться с вами, господин, - продолжал улыбаться он. – Желаете десерт? Я приготовил сегодня…
- Да, я не против, - подтвердил Мастер. – Помоги мне собрать шахматы.
Ганнибал удивился, но подчинился. Впервые господин перебил его. Это было немного странно и настораживало.
Шахматы были быстро собраны, и Лектор убрал их на полку в шкаф.
- Подавай десерт, Ганнибал, - Мастер ушел через дальнюю дверь.
Юноша был немного растерян. Что-то случилось? Он сделал что-то не так? Нет, Мастер обычно прямо об этом говорил. Но что же изменилось? Вроде бы все в порядке.
Лектор едва унял бьющиеся в голове мысли, чтобы спокойно войти в столовую, в которой уже была постелена новая скатерть. Мастер, как и обычно, сидел во главе стола, соединив пальцы. Взгляд его словно горел. Ганнибал впервые видел этот огонь безумия в глазах таким ярким и неистовым. Это вселяло страх… и желание. Желание узнать, что вызвало такую реакцию. И даже желание опробовать этот огонь на себе.
Взгляд господина не отрывался от Лектора, пока он нес тарелку к нему, и от этого начали подкашиваться ноги. В любой миг зверь мог сорваться с цепи и вгрызться ему в горло. Что же это? Мастер желает его? Желает его… плоти? Воображение юноши быстро нарисовало картину, как в порыве безумия его господин вгрызается зубами Ганнибалу в шею, тот роняет тарелку, а на белоснежную рубашку льются алые капли…
Раздался звон и Лектор очнулся. Он выронил тарелку.
- Что с тобой, Ганнибал? – самым обыкновенным голосом спросил Мастер. – Ты сам не свой.
«Может быть, мне все это почудилось? Нет никакого безумия, это все только…» - юноша вскидывает взгляд и обнаруживает, что господин стоит рядом с ним и глаза, полные испепеляющего безумия, в упор смотрят на него. Сердце пропускает удар. Как он смог так незаметно подкрасться? Лектор замечает на губах Мастера усмешку, и ноги его подкашиваются окончательно. Но руки таймлорда не позволяют ему упасть, подхватывая. Ганнибал парализован. Сколько силы в этом на вид самом обычном теле? Сколько безумия в этих глазах?
- Вы… - губы не слушаются, но юноша продолжает, - хотите меня съесть?
- Не совсем, Ганнибал, - отвечает Мастер. – Я хочу тобой обладать.
Глаза слуги расширяются, он сглатывает.
«Он говорит о том, о чем подумал?» - не успевает эта мысль закончиться, как таймлорд целует Лектора, заставляя его схватиться за столешницу руками. Юноша принимает это словно само собой разумеющееся, но он все еще ошарашен. Это все наяву? Но почему сейчас? Он выдержал испытание?
- Ты хорошо держался, - словно читая мысли, шепчет Мастер, - но хватит игр.
С этими словами он опрокидывает Ганнибала на стол, забираясь следом. Когда таймлорд обнажает грудь Лектора, то тот словно приходит в себя, его глаза темнеют, и он берет инициативу в свои руки, перекатываясь по широкому столу, нависая сверху.
«Я так давно этого ждал, я так давно желал… Я получу свое», - говорил он себе, аккуратно расстегивая длинными пальцами рубашку Мастера.
Весь мир сузился до этой столовой, где ярко горели канделябры, а на столе слились два полураздетых тела. Оба так неистово набрасывались друг на друга, оголодав, словно сейчас сожрут друг друга живьем. Два зверя в идеально выглаженных фраках. Безумцы, скрывающиеся за маской вежливости. Сейчас не было нужды скрывать то, что было внутри их самих: этот неизмеримый голод, желание, звериную ярость.
Ганнибал теперь понимал, почему подобрал этого бродягу, он почуял в нем родственного зверя, только более опытного, более зрелого. Именно поэтому в итоге в этой схватке победил Мастер, раздвигая юноше ноги и пронзая раскаленным взглядом. Лектору казалось, что если бы сейчас пламя вокруг них взвилось до потолка, и начался пожар, они бы все равно не остановились.
От всего происходящего кружилась голова, боль только подогревала, раздразнивала. Лектор так сильно сжал скатерть, что порвал ее. Он понимал, ему еще столь многому надо научиться у своего господина, столько всего узнать, потому что не бывает так жарко, словно он уже в Аду, и сам Сатана развлекается с ним. Несмотря на это, Мастер был аккуратен, Ганнибал это заметил. Он не желал причинять слишком много боли, только ту, что не давала бы зверю внутри юноши отступить. Боль гнала его наружу, как опытный охотник выманивает добычу. Лектор был полностью во власти этого безумца.
«Должно быть, он был рожден там, где все вокруг горит огнем», - подумал юноша.
Почему-то перед его глазами промелькнули огненно-красные луга и оранжевое небо, будто охваченное пламенем. А вокруг были звуки битвы, взрывы и стрельба. Вокруг была бесконечная война. И два солнца жарили так неистово, словно бы желали сжечь все. А потом падение в закручивающуюся воронку, у которой нет дна. Потоки жалят ледяной болью, и любой бы умер спустя пару минут от этих прикосновений. Сошел бы с ума, видя ее во сне всю свою жизнь.
Когда Ганнибала поглотил шар света, все закончилось. На секунду ему показалось, что он ослеп. Но потом увидел потолок столовой и Мастера, который, тяжело дыша, лег рядом с ним на стол.
Они не обмолвились ни словом, просто пришли в себя и разошлись по ванным. Этой ночью Лектор впервые увидел, как Мастер спит, когда занес ему чистую одежду в спальню. Это так поразило юношу, что он так и не ушел из комнаты хозяина, заснув в не слишком удобном кресле.

Сегодня Мастер вел себя иначе, чем всегда. Может быть, весна влияла и на него тоже? Он вытащил свою одежду, в которой Ганнибал его нашел почти год назад, пренебрег утренним умыванием и бритьем, на завтрак безразлично пожелал: «Что угодно».
Лектор волновался. Этот день уже сразу начинался не слишком приятно. В прочем, этому предшествовал целый месяц, когда Мастер трижды в неделю отлучался в Лондон и привозил оттуда какие-то только ему понятные вещи. Ганнибала он брал с собой лишь единожды, но в тот день он вдруг решил обновить своему слуге гардероб. У Лектора складывалось ощущение, что его господин куда-то… собирается. Больше всего Ганнибала обижало то, что в свои планы его таймлорд не посвящал. В конце концов, с того памятного раза они стали намного ближе. Ведь так?
- Отбываете куда-то? – все же решился спросить юноша.
- Мне казалось, это очевидно, - ответил Мастер, закрепляя какой-то странный браслет у себя на руке.
- Завтра обещали привезти ваш портрет, который вы заказали, - Ганнибал сделал вид, что просто напоминает, но он просто хватался за соломинку, в глубине души понимая, что его господина ничто не остановит.
- Я бы хотел, чтобы ты повесил его в холле, - ответил на это таймлорд.
- И что же, вы просто… уходите? – Лектор вздохнул. – Почему?
- Я никогда не задерживаюсь в одном месте слишком долго, никогда не останавливаюсь. Не принимай это на свой счет, Ганнибал, - его рука опустилась юноше на плечо. – Найди в этом положительные стороны. Этот дом теперь твой. Все деньги тоже. Этого хватит, чтобы получить от жизни то, что тебе нужно. По крайней мере, пока…
- Я хочу с вами, - выпалил Лектор. – Прошу, возьмите меня с собой!
- Нет, - просто и холодно ответил Мастер. - Это не твой путь, Ганнибал. Понимаешь?
Юноша без страха смотрел в глаза своего господина. Он кивнул, понимая, что ведет себя глупо.
- Ты уже вполне готов идти вперед самостоятельно, - таймлорд убрал руку с плеча Лектора и открыл крышку манипулятора. – Мне пора.
- Погодите! – вдруг воскликнул Ганнибал и бросился к шкафчику. Повозившись там недолго, он вернулся к Мастеру и вручил ему белую ладью.
- У меня будет портрет, но у вас пусть останется это, - сказал юноша.
Таймлорд усмехнулся и принял ее, засунув в карман штанов.
А потом его окутал золотистый свет, и Мастер исчез, даже не попрощавшись.
Ганнибал повесил картину в холле дома, как и просил его господин. Спустя два года особняк сгорел дотла в пожаре, вместе с портретом. Мастер же потерял белую ладью во временном потоке. Но это было не столь важно. Прошедший год остался отпечатком на обоих, и этому не нужны были никакие напоминания.

@темы: кроссоверы, бредосказки, Supernatural, Merlin, Doctor Who, матчасть

Комментарии
2012-06-26 в 20:44 

braenn
шовгайте на темную сторону силы, тетя сара сготовила мацы!
Еще один девиз Ордена Пастернака: awww, каннибализм :3
:lol::lol::lol:
Я там тегов добавила, проставь еще парочку)

2012-06-26 в 20:48 

[Мастер добрых дел]
Master: stronger and hotter on the inside
braenn,
тег матчасть ставить?)

2012-06-26 в 20:51 

braenn
шовгайте на темную сторону силы, тетя сара сготовила мацы!
     

Орден Святого Пастернака

главная